Волгоград Понедельник, 17 Декабря
Общество, 04.03.2018 22:07

Мы сбрасываем в «голодную» Волгу корм, а нас еще и штрафуют, - директор Волгоградского осетрового завода

Осетровая рыба в Волге давно стала редкостью. Виноваты в этом сами люди. Но мы могли бы и вовсе про нее забыть, если бы не те, кто каждый день занимается выращиваем редкой рыбы. Не для того, чтобы съесть. А для того, чтобы отпустить…

В рубрике «Лица города» на вопросы журналиста сайта «Блокнот Волгограда» ответила Наталья Савичева , директор филиала Волгоградского осетрового рыбоводного завода ФГУ «Нижневолжрыбвод».

- Наталья, как вы попали в такую мужскую сферу и такую мужскую профессию?

- А очень необычно. С 10 лет начала заниматься в кружке «Голубой патруль» на станции юннатов в Волжском. Мы там воспроизводили карпов. Выезжали на катерах, все было серьезно, по-взрослому. К сожалению, сейчас такого уже нет. А было в моем детстве, и было это все бесплатно. Кстати, много людей моей специальности выросло именно из таких кружков. А потом это хобби переросло в профессию. После 9 класса в 15 лет я уехала в Москву в Рыбопромышленный техникум. Затем закончила Московский институт пищевой промышленности по специальности ихтиология. Затем вернулась в родной Волжский. Работы по профессии не было, поэтому 10 лет я отработала преподавателем биологии. А затем - стечение обстоятельств. Я подрабатывала на станции юннатов, вела экскурсии. Как-то привели нам группу детей работников рыбзавода, с ними были сопровождающие. Мы разговорились, и мне сказали, что есть вакансия, спросили, не хочу ли я попробовать. А я не просто хотела, я об этом мечтала, причем на тот момент очень давно.

За три дня я собралась, уволилась и пришла работать на завод ведущим рыбоводом. А потом стала подниматься по должности. В должности директора завода я с 2010 года.

- Чем занимается завод с таким интересным названием? И кто на нем трудится?

- На нашем заводе мы занимаемся воспроизводством и сохранением всех осетровых каспийский видов рыб – белуга, севрюга, русский осетр, стерлядь.

В коллективе работают в основном мужчины. Всего нас 130 человек. Это рыбоводы, ихтиопатологи. Сейчас сотрудничаем с сельскохозяйственной академией. Я помогаю студентам с практикой, они у нас и дипломные работы пишут. А потом проводим себе отбор специалистов. Я себе забираю лучших.

DSC01478.JPG

- А как вы воспроизводите рыбу?

- Мы содержим маточное стадо взрослых производителей. Получаем икру и молоки от производителей искусственным способом, так как естественным получить невозможно. Забираем у них икру и сдавливаем молоки. Это щадящий метод. Рыба-производитель остается живой, практически не травмируется. Она, конечно, ослабевает, как женщина после родов. Но мы сразу ей вводим витамины, антибиотики, чтобы у самки не было перитонита. Через 3-4 года она снова дает икру.

С самцами такая же схема. Но самцов можно использовать уже через год. С ними проще.

- Это все ручной процесс?

- Конечно. Процесс получения молоди – это аккуратный ручной процесс. От 3 до 7 дней икра находится в инкубаторе. Потом собираются личинки, которые вышли из икринки, рассаживают по бассейнам, потом в подготовленные пруды. Через 45 дней мы выпускаем их в Волгу.

- У молоди, которую вы выпускаете, большие шансы выжить и вырасти?

- Они выше, чем в естественной среде. Во-первых, мы выпускаем уже подращённую, двуграммовую молодь, а много рыбы погибает именно на стадии икринки. Во-вторых, мы полностью убираем хищников из их жизни.

Естественным током мы выпускаем рыбу в Волгу, потому что она должна скатиться в Каспий. И там уже особи подрастают и возвращаются в Волгу на нерест.

1.jpg

- Какому количеству молоди осетровых рыб вы даете шанс на жизнь?

- Ежегодно мы выпускаем в Волгу около 3 млн особей.

- А у вас есть возможность как-то отследить, что дальше происходит с этой рыбой?

- А вот это отслеживает специальная программа, причем очень интересная. Происходит генетическое чипирование производителя, а у части молоди, в свою очередь, берут генетические пробы. И уже из Каспия сотрудники научных институтов ловят в сети особей и смотрят, чья молодь где проявилась, какой процент прошел в Каспий. Вот этот новый метод дает очень точные данные.

- Процедура чипирования и взятия генетической информации безвредная?

- Абсолютно. Это как у людей тест на отцовство. Просто берется маленький кусочек плавничка. Более того, эта система отслеживает еще и биологическое состояние особей. Всегда считалось, что наша, волгоградская, более стойкая.

- А почему?

- У нас условия более приближенные к естественным.

- А много выращенной вами рыбы потом возвращается в Волгу на нерест?

- Да. Более того, у молоди есть генетическая память. Откуда выпустили, туда вернется. Так мы сохраняем свою популяцию осетров.

- А что мешает рыбе размножаться и увеличивать популяцию? Плотины?

- Сейчас говорить про плотины уже даже поздно. Сейчас само по себе качество воды очень низкое. Вот это больше всего мешает. Грязная вода в Волге. От этого сильно гибнет молодь.

- Те виды рыб, которые вы выращиваете, запрещены к ловле?

- Конечно. Они запрещены к ловле полностью. Более, того, нам ведь для воспроизводства нужно выловить особи. Так вот на них мы получаем специальную квоту. Нам можно выловить только определенное количество.

3.JPG

- Ловля производителя выглядит как рыбалка со стороны?

- Это отличается от обычной рыбалки. Вылавливают специальным орудиям ловля. Очень аккуратно, чтобы не травмировать особей. И отбирают производителей по рыболовным критериям. Тех, кто не подходит, тут же выпускают обратно.

- Того количества рыбы, что вы выпускаете, достаточно для увеличения популяции?

- Мы с вами говорим не об увеличении, а об ее сохранении. Увеличить ее такими ресурсами невозможно. Нам бы ее хотя бы сохранить, чтобы осетровые виды рыб в Каспии не исчезли полностью. Мы работаем по госзаданию. Возможно, и надо увеличение финансирования, тем более, что завод находится сейчас на реконструкции. Но пока у государства нет денег на то, чтобы реконструировать нас до конца. Да и количество разрешенных нам производителей уменьшилось.

- Ваша рыбка требует серьезного ухода?

- Еще какого. Это круглосуточная работа, посменно. Оставить без присмотра такое производство, конечно, невозможно. А молодь вообще кормят каждые 2 часа. Это как грудной ребенок. Если пропустить кормление, она может погибнуть.

- Сколько лет уже ведется эта работа?

- Сам по себе завод существует с 60 года. Если бы не было заводов – мы бы уже забыли, что такое осетровые рыбы. Потому что естественным путем ей нереститься уже негде. Вы только представьте, белуга становится половозрелой в 18 лет, до этого ей надо где-то расти. И этот цикл был полностью нарушен при строительстве ГЭС. Когда рыбе негде нереститься, она погибает.

- Мы говорим именно про Волго-Каспийский бассейн?

- Да. Мы говорим про рыбу, которая поднимается к нам из Каспия. На этом пути плотины все уж перекрыли, естественной среды для рыбы нет нигде.

- Наталья, а вы рыбу едите? Какую любите?

- Да почти не ем, мне ее жалко. Я же ее выращиваю, за нее борюсь. Как-то и есть уже не хочется.

- У директора рыбзавода нормированный рабочий день?

- Ох, если бы. У меня дочка маленькая, ей 6 лет. Хотелось бы с ней больше времени проводить, но не всегда получается. С мая меня можно сутками где-то искать. А получение икры зачастую происходит в ночь.

- Недавно ваше предприятие получило предписание за загрязнение окружающей среды. Как такое возможно? Это же противоречит самой миссии завода. Объясните, о чем речь?

- Речь здесь идет о кормовых веществах, которые мы сбрасываем в воду вместе с рыбой. Но при анализе контролирующими органами этот кормовой остаток расцениваетсят как загрязняющие вещества. Вот такой абсурд. Получается, что мы загрязняем Волгу кормовой базой. Вместе с током воды и с рыбой выпускаем кормовую базу. Но осадок все равно будет. Невозможно оделить корм и рыбу. И все это уходит в Волгу. При выпуске столько рыбы собирается на этот корм. Именно потому, что есть в Волге уже нечего. Нам бы сказать спасибо, а нас все время пытаются наказать. Это никакие не химические вещества. Это кормовая база. Просто она выпадает в осадок.

- А почему нельзя этот момент как-то обосновать?

- Это надо решать на государственном, на нормативном уровнях. Чтобы вели какой-то дополнительный коэффициент для рыбоводных предприятий. Пруды у нас земляные к тому же. Но мы не химический завод, мы выпускаем здоровую рыбу. Я же не могу ее вырастить в воздухе.

- Наталья, благодарим вас за интересную беседу. Но особенно благодарим вас и весь ваш коллектив за то, что вы делаете. Вы спасаете. А такой труд всегда особенный. Успехов вам и поддержки со стороны государства и чиновников!

Анна Дребнева

Новости на Блoкнoт-Волгоград
  Тема: Лица города  
Волгоградосетровый заводрыбаСавичева
6
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое